Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

shuvlena

ЧЕЛОВЕК СОБАКЕ ДРУГ, ИЛИ КАК АЛЬПИНИСТ УХОДИТ ОТ ПОГОНИ

Связавшая свою судьбу с Арменией писательница и журналист Елена Шуваева-Петросян всерьез увлечена альпинизмом. В своих заметках она вспоминает две непохожие истории о встречах с дикими обитателями гор. Sputnik Армения представляет второй эпизод.

Восхождение мы начали от деревни Севаберд, что в переводе означает "черная крепость". За нами в гору увязались две местные собаки. Сонные, зевающие они только что вылезли из какого-то сарая и, с удивлением рассматривая незнакомцев, пару раз гавкнули для проформы. Мы их подозвали причмокиванием. Так они к нам и присоединились.

Одну, с белой головой и едва заметными полосками, мы назвали Тасманом. Армен сказал, что у пса присутствуют характерные черты этой породы. Другая же была похожа на коричневую хаски. По дороге на гору мы звали ее Рыжиком, обратно — м-м-м… Коркой.

"Никакой он не Рыжик, — возмущенно сказал Армен. — Корка… потому что коричневый!" Корка, так Корка.

Collapse )
Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.

МОИ ПОХОЖДЕНИЯ ПО АРМЯНСКИМ ДЕРЕВНЯМ, ИЛИ ИСТОРИЯ О ТОМ, КАК Я НЕ БЫЛА СОЖРАНА МЕДВЕДЕМ, НО МОГЛА БЫ


МОИ ПОХОЖДЕНИЯ ПО АРМЯНСКИМ ДЕРЕВНЯМ, ИЛИ ИСТОРИЯ О ТОМ, КАК Я НЕ БЫЛА СОЖРАНА МЕДВЕДЕМ, НО МОГЛА БЫТЬ УБИТА СТРАУСОМ
Вот и закончился этот эмоционально богатый день. Чего только сегодня не произошло. Долгая дорога на маршрутках с пересадками до армянской деревни. Плодородная земля, но без полива, иссушенная солнцем до пыли. Божественного вкуса дыни с огорода. Красивые и трудолюбивые люди, на лицах которых солнце выжигает дополнительные годы. Сидение в кустах и наблюдения за турецкими блиндажами и обходом. А вечерами там гарцует на белом коне жена начальника турецкой заставы. Вкуснейший арбуз на минном поле. Заболоченный летний Аракс. И дамбы из мелких камней, стянутые сеткой, чтобы армянская земля не вымывалась на территорию нынешней Турции.
А еще меня чуть не подрал медведь. Не подходите близко к клеткам с животными. Я стояла на расстоянии 70 см, но он стремительно выпростал лапу через решетку и цапнул меня, ухватив за сумку, потянул к клетке. Нет бы отпустить сумку, но я в нее вцепилась не медвежьей, а человеческой хваткой, потому что там были два моих паспорта. Потом доказывай, что паспорта двух государств на армяно-турецкой границе сожрал медведь. На помощь пришли люди. Отобрали сумку. За нами долго наблюдали страусы – почему-то каждый одним большущим стеклянным глазом. Меня поразили их размеры. Мне тут же сообщили, что если страус долбанет лапой, то мне придет пипец, мол, несожранная медведем, может быть убитой страусом. Когда я решила сфоткать понравившегося мне страуса, он с любопытством склонил голову и заглянул в объектив, и мне показалось, что он сейчас спросит: «Эс инча?» В подарок за отвагу в борьбе с медведем мне подарили страусиное яйцо и выдрали из этих гигантов несколько перьев, которые оставили на моих ладонях кровь птиц. Наверно, мы теперь с ними братья по крови, тем более что они, как и я, иноземцы, обретшие родину в Армении, только они из Африки, а я из России.
А еще там в каждом доме ты находишь свой дом. Радушие армян, величие в своем гостеприимстве, кулинарное искусство… И это «близорукое армянское небо», которое не мог забыть Мандельштам.
За селом - ряд доблестных воинов, которые плечом к плечу шли в бой. Только теперь они, плечом к плечу, стоят на кладбище в тишине и покое, которые достигнуты ценой их жизней.
Вернулась домой переполненная впечатлениями, пыльная, обожженная солнцем. Моментально уснула на диване. Проснулась в сумерках и не могу понять: утро или вечер, и вообще какое число, какой месяц… И состояние какой-то подавленности. В голове свербила мысль, что я проспала Арагац… Все уже ушли… Снова заснула на минут пять. Приснилось, что я просыпаюсь снова в темноте и ем суп, не включая свет…

Жизненно)))


Нора Яворская
ВОРОН

Ворониха учила сына:
«Как жениться, бери ворону.»
Мол, вороны-то домовиты…

Ворониху сын не послушал,
мол, вороны – они растрёпы.
Присмотрел себе соколиху.

У неё – соколиные очи,
у неё – соколиное сердце,
у неё – соколиные крылья!

Голова у ворона кру’гом,
позабыл, что у соколихи
соколиные и повадки.

Соколиха стала женою:
как стемнеет – в гнездо садится,
рассветёт – улетает к солнцу.

День живут – соколиха в небе,
два живут – соколиха в небе,
три живут – соколиха в небе…

Огляделся в обиде во`рон:
у соседей в жёнах - воро’ны,
а воро’ны-то – домовиты !

Начал в’орон тогда воро’ну
из своей соколихи делать,
чтобы сиднем сидела дома.

Соколиные выел очи,
соколиное вынул сердце,
соколиные вырвал крылья.

Нацепил ей вороньи перья,
поглядел на неё и…бросил.
Улетел искать соколиху.