Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

shuvlena

ЧЕЛОВЕК СОБАКЕ ДРУГ, ИЛИ КАК АЛЬПИНИСТ УХОДИТ ОТ ПОГОНИ

Связавшая свою судьбу с Арменией писательница и журналист Елена Шуваева-Петросян всерьез увлечена альпинизмом. В своих заметках она вспоминает две непохожие истории о встречах с дикими обитателями гор. Sputnik Армения представляет второй эпизод.

Восхождение мы начали от деревни Севаберд, что в переводе означает "черная крепость". За нами в гору увязались две местные собаки. Сонные, зевающие они только что вылезли из какого-то сарая и, с удивлением рассматривая незнакомцев, пару раз гавкнули для проформы. Мы их подозвали причмокиванием. Так они к нам и присоединились.

Одну, с белой головой и едва заметными полосками, мы назвали Тасманом. Армен сказал, что у пса присутствуют характерные черты этой породы. Другая же была похожа на коричневую хаски. По дороге на гору мы звали ее Рыжиком, обратно — м-м-м… Коркой.

"Никакой он не Рыжик, — возмущенно сказал Армен. — Корка… потому что коричневый!" Корка, так Корка.

Collapse )
Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.

О НОВОМ ГОДЕ, ИЗОБИЛИИ, ЖЕРТВАХ И ГОЛОДЕ

Предновогодние размышления. Иду по улице. Зябко. Старик со старухой у метро «Еритасардакан» трясущимися руками раскладывают на газете какие-то милые вещички советского периода – облезлая матрешка, расческа, пупсяши, прищепки, шпильки… Понятно почему! Скоро Новый год! А им нужно накрыть более-менее достойный стол. Встречаю знакомую, которая радостно щебечет, что они пошли в институт крови всей семьей. Сдали кровь, каждому заплатили по 8 тысяч драмов. И все это для того, чтобы накрыть новогодний стол. И с этого стола даже половины не будет съедено, потому все ходят из дома в дом такие обожравшиеся. Армяне, как никто другой, знают, что такое блокада и голод. Может, это заставляет их так запасаться. У людей, переживших голод, навсегда сохраняется чувство радости при виде пищи и её изобилии. И тут на ум приходит поговорка «Пережили голод - переживём и изобилие». Но если ради изобилия люди идут на такие жертвы – сдает кровь как бабушка, так и ее внучка, которые в непраздничные дни питаются очень плохо. Это страшно. Вспомнился Андрей. Я буду всегда его вспоминать с благодарностью. Он был директором литейного завода для слепых. Слепые работали днем. Для них даже были установлены специальные звоночки по узкой улочке, ведущей к заводу, чтобы они ориентировались. А мы, студенты-полиграфисты, работали по ночам. Вечно голодные, вечно холодные. В три часа ночи он вызывал меня в свой кабинет, молча ставил передо мной большую кружку горячего чая и булочку с джемом и уходил. Я была единственной девушкой на заводе для слепых в ночную смену. Это чувство благодарности сохранилось во мне до сих пор. Но я не люблю изобилие на столе. Все должно быть в меру. Без жертв и крови.