Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

shuvlena

ЧЕЛОВЕК СОБАКЕ ДРУГ, ИЛИ КАК АЛЬПИНИСТ УХОДИТ ОТ ПОГОНИ

Связавшая свою судьбу с Арменией писательница и журналист Елена Шуваева-Петросян всерьез увлечена альпинизмом. В своих заметках она вспоминает две непохожие истории о встречах с дикими обитателями гор. Sputnik Армения представляет второй эпизод.

Восхождение мы начали от деревни Севаберд, что в переводе означает "черная крепость". За нами в гору увязались две местные собаки. Сонные, зевающие они только что вылезли из какого-то сарая и, с удивлением рассматривая незнакомцев, пару раз гавкнули для проформы. Мы их подозвали причмокиванием. Так они к нам и присоединились.

Одну, с белой головой и едва заметными полосками, мы назвали Тасманом. Армен сказал, что у пса присутствуют характерные черты этой породы. Другая же была похожа на коричневую хаски. По дороге на гору мы звали ее Рыжиком, обратно — м-м-м… Коркой.

"Никакой он не Рыжик, — возмущенно сказал Армен. — Корка… потому что коричневый!" Корка, так Корка.

Collapse )
Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
el

Мост между прошлым и настоящим


Подвесной мост в Хндзореске, растянувшийся от одного края ущелья до другого и соединивший старое, покинутое в середине прошлого века село с новым, пользуется популярностью не только среди местного населения, но и среди туристов из разных стран, хотя его история началась относительно недавно.

Collapse )

Mост построен в 2011 году всего лишь за один год. В прошлом году в конкурсе «Армения Туристическая» он удостоился первой премии в номинации «Турпроект года».

Казалось бы, что тут такого ─ ну мост, ну над ущельем, ан-нет, это так реализовал свою мечту соединить прошлое и настоящее инженер Жора Алексанян, который родился и до 9 лет прожил в Старом Хндзореске (в переводе с армянского – Яблоневка), в пещерном городке, а потом, когда жителей решили переместить на новое место, оказался в Новом Хндзореске, затем в Горисе. Жора вспоминает, как его отец, тогда председатель села, перенёс камни от старого родного дома и заложил в новый, будто пытаясь сохранить связь с предками, ведь в доме, который остался на другом краю ущелья, прожили несколько поколений Алексанянов.

Жора рассказывает, как, будучи школьником, он оказался по другую сторону ущелья на экскурсии, посетил на старом кладбище внизу Хндзореска могилу героя армянского народа Мхитара Спарапета, который помог жителям спастись от персидского ига и турецких захватчиков. Тогда мальчик был ошарашен, он помнил, что когда-то жил здесь, но так долго не бывал, что казалось будто это было в другой, отнюдь не его, жориной, жизни. Наверно, именно тогда зародилась мечта соединить эти миры, но как – мальчишка не знал…

В советское время Жора работал председателем колхоза, потом всё развалилось. «Я ничего не взял у Советского Союза», ─ рассказывает мастер. Смотрю на его крепкие мозолистые руки, он улыбается и продолжает рассказ: «Когда Союз перестал существовать, я построил мельницу, потом зерноперерабатывающий завод… Все своими руками, каждый болтик сам закручивал. Завод начал пользоваться популярностью. А когда появились деньги, я решил строить и дарить». К слову, во время Карабахской войны Жора Алексанян кормил фронт.

С появлением финансовой возможности мечта соединить прошлое и настоящее приблизилась к исполнению. «Конечно, протянуть мост через глубокое ущелье – задача не из лёгких, но отчаянным мечтателям всё по плечу», ─ говорит Алексанян. И вот, Жора, по специальности сам инженер-механик, начертил макет и начал искать сподвижников, в первую очередь, сварщиков-высотников. Что удивительно, сделать это удалось быстро, наверно, потому что сам мастер преследовал благую цель, которая нашла отзыв в сердцах людей.

Через год мост был готов. Собрали народ, сделали маленькое открытие. Потом Жора построил лестницу, а его друг – кафе и смотровую площадку.

Сейчас около моста часто можно увидеть тех, чьё детство начиналось на другом краю ущелья. Сам Жора по три-четыре раза на дню приезжает сюда, сидит, молчит, думает и каждый раз видит мост как в первый раз и удивляется возможности через несколько минут оказаться по ту сторону ущелья, где когда-то прошло его детство. «Отчего родина так сладка? – спрашивает он меня и сам отвечает: ─ Потому что – родина! И моя родина начиналась именно со Старого Хндзореска». А завершаю я нашу беседу словами Жоры: «Да, мечтателям всё по плечу!»

Елена Шуваева-Петросян

el

ТАЙНЫ АГАРАКА



«На свете лишь одна Армения,/Она у каждого – своя», - когда-то написала Мария Петровых. Геолог, путешественник и гид Рубен Манукян, вдохновленный идеей нашего журнала, решил показать мне свою Армению. И начал он с малоизвестного в туристических кругах маршрута – Агарак,  Аруч и Дидиконд в Арагацотнской области.
Collapse )
el

СЕРДЦЕООБРАЗНОЕ ОЗЕРО ВАН И ИСТОРИЯ ЛЮБВИ ТАМАР


Эх, сердцеобразное озеро Ван, /Ты морем считалось всегда у армян, /Звалось ты Бийан, и Тушпа, и Бзнуник… /Тебя окружили, чтоб видеть твой лик, /Священный Вараг, /И Сипан, и Немрут, /Как невод, они свои тени плетут…» - написал армянский поэт Паруйр Севак в лирической поэме «Несмолкающая колокольня». Лазурное око Вана и остров Ахтамар живут в сердце каждого армянина, полнящемся тоской по утраченной Армении – Западной Армении.

Озеро Ван — самое большое озеро на нынешней территории Турции, самое большое содовое озеро в мире и четвёртое по величине непересыхающее бессточное озеро. Ван расположен на высоте 1648 м над уровнем моря.

Collapse )

Елена Шуваева-Петросян

Дипломантом Волошинского конкурса стал автор из Армении с очерком «Зангезурские деревни-призраки»


Журналист ереванской газеты «Новое время», главный редактор журнала «Армения Туристическая», писатель и журналист Елена Шуваева-Петросян стала дипломантом Двенадцатого Волошинского конкурса, заняв 2-е место в номинации «журналистика».
http://www.yerkramas.org/2014/09/21/diplomantom-voloshinskogo-konkursa-stal-avtor-iz-armenii-s-ocherkom-zangezurskie-derevni-prizraki/

«В глухонемом веществе заострять запредельную зоркость…» (сенсация как текст, и текст как сенсация) – так была обозначена тема номинации, которую учредили Союз журналистов России и Институт журналистики и литературного творчества, посвятив ее памяти Василия Пескова. Василий Песков (1930-2013) — советский писатель, журналист, тележурналист, телеведущий программы «В мире животных» (1975-1990), путешественник. «Главная ценность в жизни - сама жизнь» — эти слова высечены на камне на опушке леса, в селе Орлово Воронежской области, где был развеян прах писателя.

На конкурс Елена представила свой очерк «Зангезурские деревни-призраки» -  о крае, в котором, как считает автор, «в воздухе застыло время, зацепившись за старые горы, а под ногами валяются ржавые подковки чужих судеб». «Зангезур, напрасный звон – так переводится название этого места, — пишет автор. — Мы спускаемся в ущелье реки Воротан и направляемся к деревням-призракам – Старый Хот, Старый Шинуайр, Старый Алидзор. Ловлю себя на мысли, что всегда чувствовала, что именно Зангезур — место последнего Солнца, за которым только Рай». В  своем очерке Елена поведала русскоязычным читателям истории покинутых деревень и отшельника деда Сергея, который живет в одиночестве в одном из старейших поселений Сюника – Шинурайре.

************************

zangezur210914-1

ЗАНГЕЗУРСКИЕ ДЕРЕВНИ-ПРИЗРАКИ

Здесь в воздухе застыло время, зацепившись за старые горы, а под ногами валяются ржавые подковки чужих судеб. Зангезур. Напрасный звон – так переводится название этого места. Мы спускаемся в ущелье реки Воротан и направляемся к деревням-призракам – Старый Хот, Старый Шинуайр, Старый Алидзор. Ловлю себя на мысли, что всегда чувствовала, что именно Зангезур — место последнего Солнца, за которым только Рай.

Collapse )

АРАРАТ – ГОРА, К КОТОРОЙ ИДУТ НА ПОКЛОН


Для кого-то Арарат – это очередная вершина, а для кого-то Гора, к которой идут на поклон. Именно с таким чувством я отправилась вместе с командой ArmGeo к этой библейской горе во второй раз. И во второй раз на вершине были развернуты российский и армянский флаги, флаг Армянской федерации альпинизма и горного туризма. До вершины также была донесена газета «Новое время». Очень символично: возможно, придет такое новое время, когда Армения туристическая, Армения географическая будет простираться снова до этой вершины и далеко за ее пределами.

Многие армяне, просыпаясь утром, первый взгляд бросают на Арарат, который массивно возвышается над Араратской долиной, входит через окна, балконы, двери в каждый армянский дом. Армяне разговаривают с ним на Вы, поклоняются ему и, что удивительно, даже боятся думать, что на эту вершину можно подняться. Но, между тем, находятся те, кто отваживается на подобный шаг, следуя важной миссии просветителя Хачатура Абовяна, который первый ступил на вершину 27 сентября 1829 года.

Collapse )

Елена Шуваева-Петросян

Фотографии автора статьи

ПАСХА В УЩЕЛЬЕ АДА


1529948_754252674615271_6378081720552731084_o
Пасху мы отметили в... Ущелье Ада! Вот! Сели на дне глубокого ущелья у шумной речки, сказали "Христос воскресе" и начали уплетать красные яйца, плов и зелень. Вообще, этот день был необычайно ярким. Спускаясь в ущелье по сложному маршруту, продираясь сквозь непроходимые заросли, мы не ожидали там кого-то встретить, кроме дикого зверя. Но вдруг из других зарослей появился... Иван! И вообще, армяне оказались в меньшинстве в этот Светлый день в ущелье Ада - Миша Юртаев, Зограб Бауэр, Ани Айкуни (ну понятно, что стопропроцентная, из какого-то древнего армянского рода), Иван Рудометкин и я. В ущелье царила гармония - птички пели, лягушки квакали, речные крабы копошились в воде, вода шумела, орлы парили... И воду мы пили из реки, потому что крабы и лягушки водятся в чистой воде! Там, конечно, удивляешься: во как когда-то недры земные переворачивало и крутило! А потом вода долго вылизывала больные камни, до той отшлифованной гладкости, что за них уцепиться невозможно. На некоторых камнях - нечто похожее на многочисленные отпечатки пальцев - наверно, вот так пытаются вырваться из ада. Другая же порода очень сыпучая - она красная, будто бы насыщенная кровью... Но, скажу вам честно, если ад такой, как в этом ущелье Ада, которое еще называют воротами Ада, то, Дай Бог, нам всем жить в таком аду. И самое страшное откровение, которое меня настигло в этом походе - ад в нас самих...

IMG_2920

IMG_2985
IMG_3081
IMG_3064
IMG_3054
IMG_2959
IMG_2964
IMG_2941

Аралер! Сезон отрыт!


Много-много солнца! Много-много неба! Вырваться из объятий розового города, который этой зимой почему-то погружен в холод и мрак, чтобы полежать на травке на вершине горы, наслаждаясь ласковым солнышком. А вокруг - величественные Аждаак, Атис, Арарат, Арагац... Выглядят они как крутые берега, а Ереван - как затопленный серыми облаками город...
1173672_669361006443444_1622241989_n

Collapse )

Аждаак: гора вишапов и петроглифов

http://www.nv.am Мы привыкли, что Армению называют горной страной, страной камней, Карастаном, но мало кто знает, что целых 77 процентов территории нашей страны находится на высоте 1500-2000 метров над уровнем моря. Как-то Тонино Гуэрра сказал: “Армения — это путешествие ввысь”.
“Армянская вертикаль” — это путешествия по Армении, которые в дальнейшем превращаются в очерки и путевые заметки.

За три дня нам предстояло пройти 80 километров, большей частью по горному ландшафту, от деревни Гегард до деревни Гандзак. По дороге (а мы уходили от цивилизации туда, куда поднимаются только пастухи со своими стадами) нам встречались летники и радушные люди — они накрывали для нас незамысловатый стол прямо на поляне с синими колокольчиками вперемешку с редким желтым зверобоем.
Пастухи-езиды Милязм и Джендим принесли арбуз и кофе. Милязм очень общительный и интересующийся: наше явление в этом краю — событие для него... Этому разговорчивому езиду всего лишь 24 года, но у него уже двое детей 7-и и 6-и лет. Детьми обзавелся, чтобы не служить в армии — не на кого оставлять стадо овец. Прадед Милязма перебрался в Армению после Первой мировой войны из Северного Ирака, дед родился уже в Октемберяне. Чабан смотрит на меня несколько заинтересованно, что провоцирует меня на вопрос — могут ли езиды жениться на девушках других наций, в том числе на армянках? Милязм улыбается, и его лицо становится похожим на высушенную солнцем грушу: “Нет, нам нельзя. Иначе изгоняют из племени. Но, конечно, есть ребята, отважившиеся жениться на армянках — им пришлось уйти или уехать”.

За день до восхождения мы сделали ночевку у горы Налсар. Места здесь засушливые, бедные травой в отличие от другой стороны Аждаака. У подножия Налсара среди камней можно найти маленький природный колодец, в котором через камни, как через фильтр, сочится вода. В такие моменты как никогда начинаешь ценить и уважать воду. Какой-то сердобольный пастух оставил миску на камнях, чтобы измученный жаждой путник мог испить из этого ледяного родника.
...Над Налсаром загорелась первая звезда. Похолодало. Златовласый Эдик — дитя двух народов — армянского и русского, зоолог-биолог из Москвы, готовит гречку с тушенкой и чай из чабреца, который мы насобирали по дороге. Мои спутники-альпинисты рассказывают истории из своей походной жизни. Я лежу в каменной чаше с петроглифами — сцена охоты. Среди труднопроходимых каменных скоплений выделяются блестящие черные камни. Это корка железомагнезиумовых окислов, которые называются загаром. Именно на таких камнях можно найти наскальные рисунки. Таким образом наши предки, протоармяне, положили начало истории изобразительного искусства. Почти все аспекты человеческой жизни отражены в этих изображениях. Большая часть рисунков — сцены охоты и сражений, обработки земли, состязаний, танцев и ритуальных действий. Изображены также различные животные — бараны, козы, олени, пантеры, змеи, черепахи, а также мифологические создания — вишапы. Некоторые наскальные рисунки отражают поклонение материнству, предкам, богам, духам, плодородию и т.д. Есть несколько рисунков, на которых изображены... крокодилы. Где Армения, где крокодилы?! Но это говорит о том, что уже тогда обитатели этих земель совершали путешествия и имели представление о мире.

Утро для нас наступило рано — впереди красная гора и ее вершина. Аждаак — потухший вулкан, высшая точка Гегамского хребта и третья по высоте гора после Арагаца и Капутджуха. Хотя вершина красивейшего Капутджуха сейчас может нам только сниться, поскольку Нахичеванская область отошла Азербайджану, а граница проходит прямо по горе, которая находится под обстрелом азербайджанцев.
Склоны Аждаака многообразны: здесь и огромные глыбы камней, и мелкая каменная сыпучка, и вулканический пепел... В окрестностях находятся два прекрасных тихих озера, одно из которых в непосредственной близости к вершине. Такое ощущение, что в одном мертвая водица, в другом — живая... И гора предлагает взять ту воду, которая тебе нужна. Около озера мы сфотографировали внушительные медвежьи следы.
Вид с вершины Аждаака потрясающий. По дороге мы прошли через ветер, дождь и град. А у пика небо просияло. И вот перед нами Арарат, Арагац, Ара, Атис и голубеет уходящий в небо Севан.
...Спуск оказался не менее живописным, чем подъем. Долина, омытая ручьями с горы, цвела и благоухала. Воздух кристально холодный. Звон воды, пробирающейся сквозь камни, и трели птиц. На этом склоне горы обитали уже армянские пастухи, которые были не менее радушны, чем езиды, и спасали нас от жажды бодрящим таном.
Добраться до плато по скользким камням, где мы решили разбить лагерь, минуя ущелье, оказалось не так просто. Было два варианта: либо идти по крутому склону по росистой траве, либо по камням. Решили — по камням. А с крутого склона вместе с облаками скатывается стадо белых овец. Вот кому все равно, где ходить. Звон колокольчиков, как перелив церковных колоколов, перемежаемый блеянием... Свистящий ветер разносит мелодию над округой. Предводитель этого огромного, медленно скатывающего, звенящего и блеющего облака, широкомордый и массивнолапый гампр — аборигенная порода собак, ведущая свое происхождение с Армянского нагорья и признанная Международным кинологическим союзом в 2011 году. Псина внимательно следит за нашим передвижением со склона через реку. Пересечь горную речку гампру ничего не стоит. Но собака умна — она знает, что пока мы не представляем опасности для стада, поэтому просто подает голос.
Лагерь разбили на красивейшем плато над рекой поблизости скалы Грзысар. Мы опасались волков, шакалов и медведей, но утром нам пришлось убегать от... стада быков. Стадо из одних быков! Такого мы еще не видели. Мои спутники вооружились треккинговыми палками, чтобы отбиваться от наступающего “войска”. Быки недоумевали — кто это занял их плато, на котором такая сочная и шелковистая трава. Из всех быков выделялся лобастый черный и кровавоглазый, который, выставив рога, копытом рыл землю и пыхтел. Нам пришлось сгруппироваться и быстро смыться.
Последние 20 километров прошли в молчании. Наверное, все думали о том, что придется возвращаться в жаркий и пыльный город. Каждый раз возвращаться все труднее и труднее. Небо было голубым с белыми кучевыми облаками, а вокруг покос и ароматные травы. Удивилась, когда увидела, что сельчане косят луг... косилкой... Задумалась о том, как давно я не слышала пение кос поутру, когда отец и его брат выходили и стройно укладывали травы, а косы пели... И вдруг, уже на подходе к Гандзаку, я увидела старика со старухой, которые с косами шли на луга...
Рубрику ведет

Елена Шуваева-Петросян