Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

shuvlena

ЧЕЛОВЕК СОБАКЕ ДРУГ, ИЛИ КАК АЛЬПИНИСТ УХОДИТ ОТ ПОГОНИ

Связавшая свою судьбу с Арменией писательница и журналист Елена Шуваева-Петросян всерьез увлечена альпинизмом. В своих заметках она вспоминает две непохожие истории о встречах с дикими обитателями гор. Sputnik Армения представляет второй эпизод.

Восхождение мы начали от деревни Севаберд, что в переводе означает "черная крепость". За нами в гору увязались две местные собаки. Сонные, зевающие они только что вылезли из какого-то сарая и, с удивлением рассматривая незнакомцев, пару раз гавкнули для проформы. Мы их подозвали причмокиванием. Так они к нам и присоединились.

Одну, с белой головой и едва заметными полосками, мы назвали Тасманом. Армен сказал, что у пса присутствуют характерные черты этой породы. Другая же была похожа на коричневую хаски. По дороге на гору мы звали ее Рыжиком, обратно — м-м-м… Коркой.

"Никакой он не Рыжик, — возмущенно сказал Армен. — Корка… потому что коричневый!" Корка, так Корка.

Collapse )
Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
shuvlena

ХАЧАР: ХУДОЖНИК, КОТОРЫЙ ПОКОРЯЕТ СЕРДЦА

 

Художник ХачАр (Артур Хачатрян) родился в Ереване, но корни его идут из прекрасного Вана (Западная Армения), где жил его дед до Геноцида, пока не пришлось бежать, спасаясь от турецкого ятагана. Рисовать начал в раннем детстве — отец, художник-любитель, занимался с Артуром рисунком, лепкой из пластилина и выжиганием по дереву. Художественное образование Артур Хачатрян получил в Педагогическом институте им. Х. Абовяна, на факультете живописи. Многие из картин ХачАра в настоящее время находятся за пределами Армении — в США, Франции, Австралии, Канаде, России, Украине, Грузии.

https://zen.yandex.ru/media/id/5bfad44bc18e8b00aa18fc55/hudojnik-kotoryi-pokoriaet-serdca-5c3d81adbf238900a9aa9589?from=editor

shuvlena

ЗАГАДКА ФРЕСОК МОНАСТЫРЯ ДАДИВАНК

 

Недавно вышла в свет очень ценная с исторической точки зрения книга «Дадиванк. Возрожденное чудо», посвященная долгой и славной духовно-культурной миссии монастыря Дадиванк, его возрождению и реконструкции в наши дни.  

Оказывается, долгие годы библейские сцены, изображенные на стенах монастыря, трактовались неверно. Потом наступило тяжелое время для Дадиванка, когда он перешел в руки наших недоброжелательных соседей (эту нацию не называю, потому что за них меня блокируют уже пятый раз) — монастырь превратили в хлев, фрески скрылись за копотью (это я видела собственными глазами еще в начале 2000-х). В 2014-2015 годах специалисты из Италии — архитектор-реставратор, доктор Ара Зарян и специалист по реставрации стенных росписей, доктор Кристин Ламуре — обратили внимание на фрески, сохранившиеся на северной и южной стенах церкви Святой Катогике. Из-за тусклости и слоя копоти фрески были плохо видны, поэтому сложно было сказать, какие библейские сцены там изображены. Ара и Кристин взялись за сложную и ответственную работу. Сегодня фрески можно увидеть в максимально целостном виде, что дает возможность для их разностороннего изучения. Но самое уникальное, в Дадиванке обнаружено редкое для Армении изображение Николая Чудотворца, который так почитаем в России.

Обо всем этом моя статья на сайте Армянского музея Москвы и Культуры наций. 

Армения, Нагорный КАрабах, Арцах, монастырь, Дадиванк, фрески, мировое наследие, культура, путешествие, StatusTraveller, Goramagazine

el

Арина Макарян: «Моя Армения, мой недочитанный рассказ»



Арину Макарян можно назвать художником света, цвета, цветения, палитры радуги. У нее мало зимних картин, но много весны, лета, а если осень – то обязательно яркая, теплая, красивая. На ее выставках общее настроение – позитив. Да и вообще, если ты хочешь что-то сказать миру, считает девушка, скажи хорошее, доброе, светлое…

Арина родилась в семье художника-портретиста Рудика Макаряна, но потом отец забросил это дело. Девушка хорошо помнит его работы, а также свое волнение, когда под кистью отца рождался волшебный мир… В семье росли три дочки, все увлекались живописью, но только Арина сделала это делом всей своей жизни. «Родители думали, что я «нарисуюсь вдоволь, и всё пройдет», – вспоминает Арина, которую никто из родных не хотел в будущем видеть в образе «бедного художника».


Collapse )


Елена Шуваева-Петросян






Арину Макарян можно назвать художником света, цвета, цветения, палитры радуги. У нее мало зимних картин, но много весны, лета, а если осень – то обязательно яркая, теплая, красивая. На ее выставках общее настроение – позитив. Да и вообще, если ты хочешь что-то сказать миру, считает девушка, скажи хорошее, доброе, светлое…

Арина родилась в семье художника-портретиста Рудика Макаряна, но потом отец забросил это дело. Девушка хорошо помнит его работы, а также свое волнение, когда под кистью отца рождался волшебный мир… В семье росли три дочки, все увлекались живописью, но только Арина сделала это делом всей своей жизни. «Родители думали, что я «нарисуюсь вдоволь, и всё пройдет», – вспоминает Арина, которую никто из родных не хотел в будущем видеть в образе «бедного художника».

В школе все знали, что Арина Макарян рисует лучше всех, что придавало уверенности, юная художница верила в свои силы и талант. А еще любила математику… Поэтому поступила мудро, задействовав «оба полушария», как она говорит. По первому образованию Арина математик, по второму – художник. Родители склонили к мехмату, но рисовать картины Арина не переставала – брала заказы на портреты и настенную живопись, много писала для себя.

Был период, когда Арина думала, что художественное ремесло мешает жить, ведь когда ты пишешь, уходишь в другое состояние – своего рода изоляцию от мира, трудно выйти из него, и тогда девушка оставила живопись на год. Но через год вернулась, внутренне понимая, что родилась с этим и это есть её путь. Сейчас все сомнения ушли на задний план. Арина цитирует «Луну и грош» Сомерсета Моэма: «Говорю вам, я должен рисовать. Я ничего не могу с собою поделать. Когда человек падает в воду, то не важно, как он умеет плавать, хорошо или плохо. Он должен плыть – иначе он утонет».

В 2009 году, когда семья Макарянов переехала из небольшого городка Саратовской области Ершов в Москву, у Арины случилась первая персональная выставка. Потом ещё несколько. Затем, в 2011 году, девушке предложили проводить мастер-классы. «Это было необычное предложение – провести мастихином мастер-класс, когда я сама лишь однажды использовала эту технику, – делится Арина. – Все шесть человек написали хорошие картины. Проводя мастер-класс, я сама обучаюсь, размещаю по полочкам свои знания». Сейчас через Арину прошло более пяти тысяч человек.

Арина любит масло, фактурность, разбавление и смешивание цветов. Если поставить все её картины в ряд, то можно без труда распределить их по периодам. Они похожи по стилю и эмоциональному состоянию. Художница отдаёт предпочтение реализму и импрессионизму. Но ей чужд гиперреализм, в котором слишком много черствости, по её мнению. Техника – кисть и мастихин. Арина говорит так: «Кисть – это всегда долгосрочный проект. Мастихин – это выброс энергии, экспрессивные мазки».

Арина мечтает оформлять детские книжки и путешествовать, чтобы больше работать на пленере. Спрашиваю, какой пейзаж ей наиболее мил. Отвечает: летний, обязательно с прудиком и голубым небом. «Я всегда смотрю на небо зачарованно – облака, не облака, какие оттенки, анализирую, какой бы цвет я добавила», – говорит Арина.

Осенью художница побывала в Армении, много работала на природе. Вернулась в Москву, вдохновлённая своей исторической родиной, с новыми картинами и даже… стихами:

Моя Армения, тебя мне не забыть,

Твой чистый воздух, горные пейзажи,

И тот, кто посетил тебя однажды,

Тот снова путь свой повторит.

Твоё гостеприимство и добро,

И люди творческие не ординарны.

И солнце, небо, все в тебе прекрасно!

Могу сказать, мне точно повезло!

Моя Армения, мой недочитанный рассказ,

Где я оставила закладку на странице,

Где я оставила души своей частицу,

Тебя я вспоминаю много раз...

Контакты художника Арины Макарян:

E-mail: arina-7@yandex.ru

Тел.: +7 9168756760

ФБ: www.facebook.com /arina.makaryan.9

Елена Шуваева-Петросян


Голицын с армянской родословной



http://www.nv.am

Князь Сергей Голицын (род. 1774-1859) был из самых ярких и заметных личностей грибоедовской Москвы — владелец и устроитель усадеб Кузьминки и Грибоедово, прозванный “последним московским вельможей”, действительный тайный советник 1-го класса. Род Голицыных был весьма многолюден, потомков и сейчас немало в Москве, России, других странах. Одним из них является писатель Сергей ГОЛИЦЫН (род. 1909-1990) — автор многих книг, в том числе исторических. В последние годы жизни он работал над биографической книгой “Записки уцелевшего”. Издана она была только после его смерти, однако часть “записок” осталась неопубликованной. Позже их опубликовал московский журнал “Наше наследие”. Предлагаем этот отрывок читателям.

...Бабушек у меня было несколько, так мы — внуки — называли не только двух основных — мать отца и мать матери, но и всех их сестер. Однако остальных мы называли с именами — бабушка Оля, бабушка Юля, бабушка Женя и т.д. А мать отца — Софью Николаевну — самую нашу любимую, самую к нам близкую — мы всегда называли просто бабушкой.

От нее остались воспоминания — две тонкие тетрадки, исписанные неразборчивым, остроугольным, похожим на немецкий готический почерком. Писала она их в очень тяжкое время, в 1918 г., и с тех пор они лежали спрятанными и вряд ли кто-либо их читал. Я показывал их своей машинистке — Татьяне Николаевне. Она внимательно перелистала обе тетрадки и сказала: “Я разберу”. И перепечатала. И мы, внуки, читали их, наслаждались ими и говорили: “Какая наша бабушка была прелестная!”

Она описывала свое детство, как шалила, однажды, например, выкинула в окошко вагона ботинки своих сестер, описывала, как ездила за границу, как училась “понемногу, чему-нибудь и как-нибудь”. А между прочим она говорила на пяти языках, пела, рисовала, играла на рояле. Она писала о своем первом поэтичном романе с морским офицером Дмитрием Павловичем Евреиновым, который приходился двоюродным братом моему деду со стороны матери. У них даже было тайное свидание и встречи через окно. Родители ее были против этого брака, слишком бедным был жених. И она подчинилась их воле. Она описывала балы, как начал ухаживать за ней мой дед — изящный молодой чиновник при московском генерал-губернаторе, подробно рассказывала о своей свадьбе...

Бабушка происходила из знатной армянской семьи Деляновых (Делянян), перешедших на русскую службу еще в конце XVIII века. Ее дед Давыд Артемович был генерал-майором во время Наполеоновских войн. В военной галерее Эрмитажа его портрет находится в нижнем ряду. Вид у моего прапрадеда весьма бравый, много орденов на груди, только он чересчур черен и чересчур лохмат.

Collapse )

Подготовила

Елена Шуваева-Петросян

РЯДОМ С МАСТЕРОМ ВСЕГДА ЧУВСТВУЕШЬ СЕБЯ МАРГАРИТОЙ


Mais_Mxitaryan
Тбилисский художник Маис Мхитарян двадцать лет назад  по приглашению искусствоведа Генриха Игитяна   перебрался в Ереван.  Он – член Союза художников Армении, член Ассоциации творческих личностей при ЮНЕСКО. Призер премии Вардана Аджемяна. Участник многочисленных республиканских и международных выставок. Его работы находятся в частных коллекциях Армении, Грузии, России, США и ряда европейских стран. Также Маис Мхитарян  является оформителем ряда книг и спектаклей.

Collapse )
Двери мастерской художника в старом ереванском районе Саритах на высоком холме  всегда распахнуты. Генрих Игитян как-то сказал: «Бажбеук Меликян, Параджанов, Гаяне Хачатрян, Маис Мхитарян - они с одной планеты, но не похожи друг на друга».    Маис достойно продолжает традиции тифлисского Авлабара, а его жена, его муза Перчануш, красивая, с доброй открытой улыбкой на лице, готовит традиционные кофе и хачапури для гостей, которые съезжаются сюда со всего света. Маис встречает гостей у ворот в своем рабочем облачении, которое поражает даже самое искушенное воображение.  Груботканый балахон, расшитый золотыми нитками, цветами и камнями, кое-где вымазанный красками, сползает с плеча исполинской ширины. На груди   – пугающий своей открытостью и беззащитностью лик самого художника. Кто видит Маиса впервые, останавливается в недоумении, потому что возникает ощущение, будто грудь  художника разверзлась и оттуда выглядывает его сущность  или дитя, такое похожее на него. Только потом посетитель поймет, что Маис и есть дитя – как все творческие люди, наделенные даром от Бога, он видит мир иначе: он отрыт перед Вселенной, а Вселенная – перед ним.

Mais_Mxitaryan_3
Художник здесь не только работает, но живет вместе с семьей: женой, тремя детьми и собакой  - важно-ленивым далматинцем, который в немалой степени несет  бремя славы, выпавшее на этот двор. Он постно смотрит на гостя и будто бы говорит: «Ах, сударь (сударыня), это снова вы к нам пожаловали!»
Мастерская – место таинства – встречает нас двумя огромными полотнами: «Тайная вечеря» и «Реквием».  Участники маисовской «Тайной вечери» собрались не за столом, они держат в руках музыкальные инструменты, которые лишены какого-либо элемента, из-за чего не могут звучать. Апостолы не понимают Христа.  Молчаливая, напряжённая «Тайная вечеря» - и лишь глаза говорят, взывают…  Маис рассказывает, как долго он мучился над облачением Иуды. И вот однажды в его мастерскую зашла Перчануш в новом чёрном платье. И упал на колени перед ней Маис и взмолился: «Иуда! Иуда!»  Платье тут же было снято с Перчануш и надето на Иуду.

На противоположной стене – полотно «Реквием» с  фигурами в человеческий рост, посвященное Моцарту. Художник всегда работает под музыку – на тумбочке стоит проигрыватель, на полке – множество пластинок.  Но для меня маисовский «Реквием»   всегда будет ассоциироваться с голосом Лусине Закарян – именно эту пластику крутил поскрипывая старый проигрыватель.

Mais_Mxitaryan_2
Все работы Маиса Мхитаряна наполнены мистикой. Неиссякаемая фантазия выводит неземных женщин, райских птиц,  грациозных кошек,  космических  рыб, диких животных,   роскошные шляпы, маски, перья, цветы…  Зачастую художник пытается растолковать мир через женское мировосприятие. «Хочу сказать»,  «Таинственная сдержанность»,  «Тайная любовь», «Монолог»,  «Плод любви», «Неужели это Вы?»,  «Диалог молчания», «Супружество», «Весна», «Пурпурная роза» и др. – это названия работ Маиса Мхитаряна.
Маис открывает шкаф, достает пурпурную ткань и золотистую фату – знак покровительства. Я облачаюсь в одежды, становясь героиней театра Мастера. В одной руке дрожит свеча, другая - возлежит на голове Александра Македонского. Рядом Маис – в золототканой   робе, в одной руке – царственный жезл, в другой – огромное… страусиное яйцо. Молчаливой рыбой, в глазах которой космос, плывет Перчануш.  За окном – Арарат и Город. Солнце клонилось к закату. Его слабые лучи играли на лице Иуды, который  то   улыбался, то   ухмылялся,  то скалился, то   выжимал из себя мучительное подобие улыбки. Я почувствовала себя Маргаритой, увидела себя наедине с летящей надо мною луною. Мои волосы также стояли копной, а лунный свет со свистом омывал тело. Это было очищение рядом с Мастером -  Варпетом Маисом Мхитаряном.
Елена Шуваева-Петросян, "Армения Туристическая"
shuvlena

Валерия Олюнина: "Армения как будто сама меня искала"

Елена Шуваева-Петросян
http://yerevan.ru/2012/07/26/ax-erivan-erivan%E2%80%A6-prodolzhenie-2/
Валерия Олюнина — известный российский журналист и писатель, печатается в «Литературной газете», «Литературной России». Выпускница факультета журналистики, училась в Литинституте им. М. Горького. В настоящее время сотрудничает с рядом армянских и российских СМИ.

Армения как-то неожиданно ворвалась в ее жизнь и так полюбилась, что Лера не только несколько раз побывала в  нашей стране, но и вдали от нее сопереживает и достойно рассказывает об армянской истории и культуре. И даже из Анкары в Армению летели ее «Армянские записки», основанные на поисках армянского следа в Турции. Лера Олюнина поделилась впечатлениями о Ереване и ереванцах с корр.Yerevan.Ru.

- Лера, расскажи о своих первых впечатлениях от Еревана. Что тебе особенно нравится в армянской столице?

- Мой первый  Ереван был под моросящим дождем… Это было 1 мая пару лет назад, и многое из того, что увидела тогда, проезжая из «Звартноца», позднее обрело глубину, вкус, объем и воспоминания.  Ну, например, армянский коньяк, район Бангладеш, улица Саят-Нова, Оперный театр… Я впоследствии удивлялась тому, как в Ереване и его окрестностях  легко встретить случайно какого-нибудь старого знакомого.

Моя подруга Нина Балаян, скрипачка из эстрадного оркестра, звонит мне и говорит, что она сейчас в Гарни и через час вернется в город…  И вот,  мы встречаемся, и я сообщаю, что прилетела на Форум переводчиков с Ашотом Джазояном, руководителем Международной конфедерации журналистских союзов. Она восклицает: «Да?! Я его только что в Гарни видела!»

Лера с Николаем Никогосяном


Collapse )

shuvlena

Волошинский конкурс 2012 - Mediainform.am

ЛОНГ-ЛИСТ ВОЛОШИНСКОГО КОНКУРСА 2012

Оргкомитет Десятого открытого Международного литературного Волошинского конкурса объявил Лонг-лист конкурса, в который вошли также участники  наших конкурсов. Среди лонг-листеров – члены Общества  содействия благотворительности и меценатству им. И. К. Айвазовского – Елена Шуваева-Петросян и Вика Чембарцева. Общества  им. И. К. Айвазовского поздравляет авторов и желает удачи!

Волошинский конкурс проводится Домом-музеем М.А.Волошина Крымского республиканского эколого-историко-культурного заповедника «Киммерия М.А.Волошина» (Коктебель), Союзом российских писателей (Москва), литературным салоном «Булгаковский Дом» (Москва), литературным клубом «Классики XXI века» и журналом «Современная поэзия» (Москва). Возможно привлечение и других организаторов.

Волошинский конкурс 2012 - Mediainform.am
shuvlena

Илья Эренбург: "“Я буду писать о Чаренце, о Сарьяне и вообще об Армении”

 http://www.nv.am

МИР И МЫ

Сорок лет назад умер патриарх национального искусства, варпет Мартирос САРЬЯН (1880-1972), оставивший неизгладимый след в истории культуры и в памяти людей. Среди тех, кто с ним общался, также был писатель Илья ЭРЕНБУРГ (1891-1967) — далеко неоднозначный человек, к которому относились весьма двойственно. Как бы то ни было, он один из немногих, кто ознакомил советских людей с культурой и искусством тлетворного Запада.

Это он произнес популярную максиму “Увидеть Париж и умереть”, это его повесть “Оттепель” дала название целой советской эпохе. Илья Эренбург был автором дикторского текста к фильму о Мартиросе Сарьяне, которого он весьма ценил как художника. Варпет в долгу не остался: его портрет Эренбурга — великолепная работа. Он выполнен в 1959 году во время памятного пребывания в Армении писателя. Предлагаем воспоминания об Илье Григорьевиче литературоведа Левона Мкртчяна и кинорежиссера Лаэрта Вагаршяна.

ЛЕВОН МКРТЧЯН. “Я РАД, ЧТО УДАЛОСЬ ПОЗИРОВАТЬ МАРТИРОСУ СЕРГЕЕВИЧУ”

...Я пришел к Эренбургу поздно вечером. Он, по существу, продиктовал мне нашу небольшую беседу. А когда я спросил, как же озаглавить материал, Илья Григорьевич улыбнулся:
— Страна древней и новой культуры — так и назовите.
Интервью было напечатано в сентябре 1959 года. У Ильи Григорьевича Эренбурга, уже 10 дней гостящего в Ереване, накопилось немало интересных впечатлений. Делясь некоторыми из них, писатель сказал, что Армения — страна, которая, по его мнению, должна изумить любого человека сочетанием древнейшей культуры с большими достижениями в создании новых духовных ценностей.
Сильное впечатление произвела на Эренбурга столица нашей республики. Глядя на остатки глинобитных домишек дореволюционной поры, с трудом веришь, что Ереван, этот прекрасный город, построен за советское время.
Речь зашла об армянской литературе. Эренбург заметил, что, к его большому сожалению, о литературе приходится судить по переводам. Но все-таки, несмотря на это, армянская поэзия с давних пор казалась ему одним из самых замечательных явлений.
— Говоря об этом, я думаю не только о поэтах старшего поколения, но и о поэте, которого мне лично выпала радость встречать, — Аветике Исаакяне... Должен сказать, что был бесконечно рад увидеть недалеко от гостиницы, где остановился, мужественное и прекрасное лицо Егише Чаренца. Перед его памятником я припоминал и встречи с ним в давние годы, и его сильные и вместе с тем нежные стихи. Мне было приятно встретиться также с современными армянскими поэтами — Наири Заряном, Геворком Эмином и другими писателями, которых я знал по их книгам.
Разговор о поэзии естественно перешел в беседу о природе Армении, строгая и сдержанная красота которой напоминает ему столь близкую его сердцу Испанию.
— И эта сдержанная страсть пейзажей Армении чувствуется как в поэзии, так и в живописи.
О живописи говорил Илья Григорьевич особенно тепло, выделяя среди других художников Мартироса Сарьяна.
— Я знал работы Сарьяна по большой выставке в Москве, но то, что я увидел здесь, в картинной галерее и в мастерской художника, помогло мне лучше понять всю силу этого редкого мастера, который, по-моему, является сейчас наиболее крупным советским художником. Я рад, что за короткий срок моего пребывания в Ереване мне удалось позировать Мартиросу Сергеевичу, который пишет мой портрет. Это большая честь для меня. Должен сказать, что у армянских художников есть великолепные традиции, достаточно назвать такого крупного мастера, как Овнатанян. И неудивительно, что общий уровень армянской живописи так высок.


Collapse )