Category:

ЧЕЛОВЕК СОБАКЕ ДРУГ, ИЛИ КАК АЛЬПИНИСТ УХОДИТ ОТ ПОГОНИ

Связавшая свою судьбу с Арменией писательница и журналист Елена Шуваева-Петросян всерьез увлечена альпинизмом. В своих заметках она вспоминает две непохожие истории о встречах с дикими обитателями гор. Sputnik Армения представляет второй эпизод.

Восхождение мы начали от деревни Севаберд, что в переводе означает "черная крепость". За нами в гору увязались две местные собаки. Сонные, зевающие они только что вылезли из какого-то сарая и, с удивлением рассматривая незнакомцев, пару раз гавкнули для проформы. Мы их подозвали причмокиванием. Так они к нам и присоединились.

Одну, с белой головой и едва заметными полосками, мы назвали Тасманом. Армен сказал, что у пса присутствуют характерные черты этой породы. Другая же была похожа на коричневую хаски. По дороге на гору мы звали ее Рыжиком, обратно — м-м-м… Коркой.

"Никакой он не Рыжик, — возмущенно сказал Армен. — Корка… потому что коричневый!" Корка, так Корка.

В районе Гегамского хребта, особенно в зимнее время, водится много волков. Голодных. Поэтому Ася пошутила: "Представляете, поднимаемся на вершину, а там волки костры жгут и ждут нас". Ну, посмеялись и забыли. Тем более, что вокруг нас бегали Тасман и Корка. Корка, маленький, вертехвостый, периодически зарывался головой в сухой сыпучий снег, кого-то пытаясь там раскопать и поймать, при этом он забавно крутил задом, будто вбуравливая себя в сугроб. Когда в пасти Тасмана оказалась пищащая мышка, мы поняли, на кого шла охота. Я решила запечатлеть этот момент и достала телефон. Тасман отвлекся, выпустил мышь, которую тут же проглотил Корка, и, наивно моргая, направился ко мне.

1 / 4ЕЛЕНА ШУВАЕВА-ПЕТРОСЯНТасман и Корка сопровождали альпинистов во время одного из походов

До этого мы постоянно жалели маленького песика, мол, белый здоровяк рычит на него — в большей степени из-за ревности (мы приласкали Тасмана — согревались, прижимаясь к большому и горячему телу собаки, после этого он перестал подпускать к нам своего тощенького напарника). Конечно, мы подкармливали наших провожатых — делились блинчиками, хачапури и гатой. И только шутку с мандаринами, попавшими в пасть, Тасман и Корка не поняли…

Так, играючи и утопая в снегу, мы дошли до подножия горы Гегмахан, которая была нашей целью. Прогноз погоды снова обманул. Солнце так и не вышло. Небо было тяжелое и мрачное. Местами дул сильный ветер и пуржило. Но виды были сказочными — с одной стороны Атис, за которым Ара, а за Ара — Арагац, рядом Гутан, а с другой — Акна и Шампра.

ЕЛЕНА ШУВАЕВА-ПЕТРОСЯНВолчица-проводница на армянской горе Арагац

У подножия нужно было принять решение: время уже 14:00, погода портится, ветер усиливается, нагоняет тучи, до вершины еще час-полтора ходу, а возвращаться по темноте не хочется — можно легко стать ужином для голодных волков. Снега очень много, а мы без снегоступов, в некоторых местах утопали настолько, что гребли ушами, не чувствуя тверди под ногами. Собаки, в ожидании, пока мы определимся, что делать, прилегли рядом, от холода подогнув лапы под себя; их шерсть уже покрылась изморозью. Мы приняли решение побывать на вершине Столовой горы (Сеханалер, 3220 м), а Гегмахан оставить на следующий раз, и спуститься в деревню.

Столовая гора, она и вправду похожа на большой стол. С одной стороны, к ней подход по пологому склону, с другой — по крутому и скалистому. И вот, мы встали на Столе… Собаки резвились в снегу, кувыркаясь.

Армен, вглядываясь в туманную даль, вдруг спросил: "Это камень или кто-то движется?". "Движется", — подтвердила Ася.

Я, хоть убей, ничего не видела до тех пор, пока из тумана не вырисовались две фигуры играющих волков. Да, два волка, видимо, очень молодых, так же, как и наши собаки, резвились в снегу в метрах ста пятидесяти от нас. Когда из тумана вышла третья фигура волка (тут Ася сказала, что увидела, как сверкнули глаза у хищника), затем четвертая, мы поняли, что нужно спешно уходить.

© FB PROFILEАльпинист посвятил восхождение на Эверест армянам всего мира

Не исключено, что волков было гораздо больше… А уходить-то в общем было некуда: за спиной гора Гегмахан, впереди очень крутой скалистый склон, заваленный снегом; волки стояли на той дороге, по которой мы должны были пойти на спуск. Армен достал нож. Единственное оружие, которое у нас было. Хотя…нет… у нас были три ножа и плоскогубцы.

В общем, мы быстро сориентировались и почти спрыгнули в ущелье со скалистого склона, вернее, мы скатывались вниз, сгоняя за собой центнеры снега. По ущелью шли, оглядываясь. "Волки нападают со спины", — сказал Армен. Я напомнила, что лучше смотреть им в глаза, не терять контакт, а когда мы отворачиваемся, у волков срабатывает инстинкт хищника, и они могут наброситься на жертву. Хорошо, что там, на вершине, ветер дул со стороны волков нам в лицо, унося голоса в другую сторону. Удивило, что собаки не почувствовали хищников, а те — собак…

Шли долго, утопая в снегу, шли по наитию. Долину закрыл туман, исчез ориентир — Атис. Только в один момент открылась гора, показав нам, что мы все-таки идем верно; не обманула нас интуиция, наработанная многочисленными походами в горы. Да и собаки, почуяв, что мы возвращаемся в их родную деревню, бежали впереди нас, именно в Севаберд. Что интересно, когда мы шли наверх, Тасман и Корка бежали сбоку или позади, ведь они не знали, что мы хотим и куда идем, просто сопровождали, когда мы шли обратно — они четко вели в деревню.

Сидя в машине, мы вспомнили, что тащили на вершину шампанское, чтобы отметить там очередное восхождение Змея Горыныча, завершающийся год, который подарил нам нашу дружбу… Ну ничего, разопьем в следующий раз, дай Бог не последняя вершина…

Читать далее: https://ru.armeniasputnik.am/columnists/20170122/6140391/chelovek-sobake-drug-ili-kak-alpinist-uhodit-ot-pogoni.html

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.